«Мама моет раму», «Папа бьёт фашистов»

В День Победы мы хотим вспомнить тех, кто в страшные годы войны был рядом с детьми, ни на секунду не забывая об их уязвимости и хрупкости; тех, для кого профессия была не просто профессией, но служением и подвижничеством.

9мая1_3.jpg

Николай Федорович Кюнг, выпускник исторического факультета Ленинградского университета, до войны работал учителем истории, а потом директором Семлевской железнодорожной школы # 21 Западной железной дороги. 22 июня 1941 года Кюнг встретил, защищая Волынское укрепление Брестской крепости. Был ранен в боях под Ковелем и попал в плен. В августе 1942 года Кюнг был вывезен в Бельгию для работы на каменноугольной шахте. За организацию саботажа и побегов летом 1943 года отправлен в концлагерь Бухенвальд.

Архивные документы о Николае Кюнге есть на портале «Память народа»: карточка военнопленного и представление к награждению Орденом Красного знамени». В Наградном листе Кюнга написано, что в лагере смерти он принимал участие в подпольной антифашисткой организации, был одним их тех, кто поднял восстание.

кюнг 2_2.jpgНаградной лист бойца Николая Федоровича Кюнга

Подпольщики в Бухенвальде организовали школу для детей 7-12 лет. Она работала в одном из бараков. Достали даже бумагу, карандаши, перья, мел, доску и счёты. Кроме Кюнга, который занимался с детьми историей и географией, учителем работал 75-летний Никодим Васильевич Федосенко. Он учил ребят считать, писать. Под его руководством ребята читали свои первые строчки: «Мама моет раму», «Папа бьёт фашистов».

Школа проработала почти 8 месяцев до освобождения узников. Фашисты так о ней и не узнали.

С началом Великой Отечественной войны в здании Второй Санкт-Петербургской гимназии и в прилегающем к нему здании Русского Географического Общества расположили эвакогоспиталь. Многие учителя и старшеклассники начали работать в госпитале. Первую Образцовую школу, которой РОНО приказало освободить свое здание к утру 23 июня, соединили с несколькими школами района, образовав 239-ую блокадную школу. Всю блокаду работала в этой школе завучем и преподавала историю, поддерживала детей и коллег Ксения Владимировна Ползикова-Рубец.

Она вела личный дневник, где писала про жизнь школьников и учителей в блокадном городе. Потом он стал книгой: «В такой обстановке не приходилось учиться ни одному поколению русских школьников. Пройдут года, вы станете взрослыми, у вас будут дети, внуки… Они вас непременно спросят: «Что вы делали в дни Великой Отечественной войны?» И вы с гордостью скажете: «Мы учились в Ленинграде».

Сегодня мы рассказали лишь о двоих учителях. Было много других педагогов, приближавших час свободы и мира. Наш долг – хранить память о них.

Великая победа – это и их победа тоже. Это торжество разума и просвещения, служения, долга и веры в будущее. И упрямой, не умирающей надежды на жизнь без войны.

Заполните форму для внесения вклада

Действуя в настоящем, мы думаем о будущем!
Присоединяйтесь!

Я хочу
Сделать вклад в будущее!
Назад